Сергей Кузнецов снимает портреты лосей и клопов « Клуб фотоохотников

Сергей Кузнецов снимает портреты лосей и клопов

Коммерческий директор 000 «Северный дом» Сергей Кузнецов в свободное время бегает за бобрами, лосями и кабанами. Но бегает не с ружьем, а с фотоаппаратом.

В фотоохоте все по-настоящему: засидки, распутывание следов, дальние переходы, стояние «на номере» при трескучем морозе. Но лучший трофей — удачно сделанный снимок.

Зоопарк в альбоме

В фотоохотники Сергей записался, когда учился в школе. Первые шаги в фотоохоте он делал на черно-белую пленку. Сейчас у Сергея Кузнецова дома несколько толстых альбомов с фотографиями.

«Охотиться» Сергей Кузнецов предпочитает в основном в Ленобласти и в Карелии. «Хотя, если бываю за рубежом, то обязательно фотографирую местную фауну. Снимал, например, в Швеции и на Майорке. Правда, в наших краях снимать сложнее и интереснее, звери и птицы более пугливые», — говорит Сергей.

Самое съемочное время — весна: «Весной снимать природу — одно удовольствие. Птицы — словно одуревшие от счастья. Потом, летом, они уже становятся тихими и степенными родителями. А осенью в лесу много людей, ходят — грибы собирают. Тут спокойно не поохотишься». Зимой Сергей Кузнецов на фотоохоту практически не выезжает.

Вообще в своем увлечении он явно придерживается принципа «Реже вижу — больше люблю». Обычно в год снимает несколько десятков фотопленок.

Жена и дети в буквальном смысле поддерживают увлечение главы семьи. «Они и ветку подержат, и лист отогнут, если мне нужно снять какого-нибудь клопа».

Бизнес и фотоохоту Кузнецов никак не связывает. В его офисе не висят портреты бобров и пауков. Он считает, что смотреть фотографии зверей и птиц нужно в особой обстановке. Сергей активно принимает участие в фотовыставках, его работы не раз иллюстрировали статьи и книги Василия Пескова.

Адреналин

Больше всего на снимках Кузнецова — птиц и насекомых. «Но, разумеется, как только я вижу зверя покрупнее, я вообще забываю, зачем в лес пришел, и начинаю идти по его следам», — смеется «охотник». Его мечта — снять медведя. «Пока мне не удавалось увидеть косолапого в природных условиях. Но я не теряю надежды», — говорит Сергей.

«Конечно, приходится и грязь месить, и комаров кормить. Но зато смотришь на снимки — и душа отдыхает. Мне иногда коллеги даже говорят, что мое увлечение мешает бизнесу. Мол, слишком я добрый. Но это как посмотреть».
Впрочем, чтобы заниматься фотоохотой, нужно быть довольно смелым человеком. Иногда при встрече с крупным зверем «аж поджилки трясутся — так что адреналина в крови хватает». Впрочем, чтобы снять птиц в движении, в полете, тоже нужно приложить немало усилий.

«Помню, поехал я со знакомым егерем птиц снимать. У него лодка с двумя моторами, скорость развивает приличную. Мне пришлось стоять на носу и буквально вслепую снимать птиц. Не знаю, как я в воду не свалился. В другой раз мы ехали подкормить лосей. Так я вместе с сеном слетел с телеги. Так что всякое бывает, это не дома на диване сидеть».

Вообще Сергей считает, что заниматься фотоохотой все-таки сложнее, чем охотиться с обычным ружьем. Ведь тут нужно не просто «щелкнуть», а подловить интересный эпизод или подсмотреть смешную сценку. Сам Сергей когда-то охотился как люди, с ружьем. Теперь ружье давно забыто.

Редкая птица

Как и рыбаки, фотоохотники любят травить байки и рассказывать о случаях в лесу. Правда, как правило, свои рассказы они подкрепляют снимками.

«Как-то раз я поставил палатку рядом с тетеревиным током. В палатке фотоохотник чувствует себя как в шапке-невидимке. Так вот, лег я спать, вдруг среди ночи просыпаюсь от шума. Выглянул — посреди тока расхаживает какая-то диковинная птица. На току чувствует себя как дома. С меня, разумеется, сон как рукой сняло. Достал фотоаппарат, стал снимать. Снимок потом появился на выставках. Как оказалось, мне удалось заснять редкую птаху. Это был межняк, то есть помесь между самкой глухаря и самцом тетерева. Мне потом писатель Николай Сладкое позвонил: «Я, — говорит, — всю жизнь, на току провел, но межняка так и не увидел».

Сергей Кузнецов говорит, что общение с природой дает ему много положительных эмоций. «Например, запомнился мне бобриный танец. Это просто чудо какое-то! Было около 11 часов утра, в это время бобры обычно уже спят. И вдруг мы с приятелем видим, что два бобра плавают друг за другом по кругу. Словно вальс в воде танцуют…» — вспоминает Сергей.
Наблюдать за насекомыми и пауками тоже интересно. «Смотрю, паук плетет паутину. Увлеченно так плетет, вокруг себя ничего не видит. И вот на его пути встречается запутавшаяся в паутине муха. Он ее схватил, ест и идет дальше по кругу, плетет свою паутину. Ни на секунду не сделал перерыва на обед».

Гвозди и ветки

Фотоохота — дело не простое и требует своего подхода. «Многие фотоохотники придумывают собственные приспособления, помогающие выслеживать птиц и животных. Например, мастерят металлические палатки, которые подвешивают высоко на дерево. Потом фотоохотник залезает в палатку и раскачивается там несколько часов кряду. Мало приятного, поэтому лично я палатки на деревьях не делаю. Впрочем, в сооружении скворечников стараюсь принимать активное участие. Сам, правда, еще ни одного не сколотил, но гвозди подавал не раз», — смеется Сергей Кузнецов.

Фотоохотник должен быть человеком находчивым. «Поставили мы палатку на лодке, «охотимся» на ондатру. Подплыли уже на 2 метра, но оказалось, что какая-то сломанная ветка загородила весь обзор. Тогда мы тихонько подпилили ветку. Ондатра даже не обернулась, когда ветка упала. Но вот щелчка фотоаппарата она вначале сильно испугалась, а потом привыкла».

Закоперщики

Сколько в Петербурге людей, увлекающихся фотоохотой, никто не считал. Но самых заядлых — несколько десятков.

«Сейчас в нашем клубе — 25 фотоохотников, — рассказывает председатель Санкт-Петербургского клуба фотоохотников Валерий Шишенков. — Среди них — предприниматели, менеджеры, инженеры, школьники. Почти треть членов клуба — бывшие охотники с ружьем. И только два-три человека умудряются совмещать фотоохоту с обычной охотой».

Самими престижными считаются фотографии медведей, волков,кабанов, глухарей и тетеревов. У фотоохотников есть свой «моральный кодекс»: например, они стараются не снимать гнездо с яйцами, так как птица может встревожиться и бросить кладку.

Хотя большинство снимков члены клуба делают в Северо-Западном регионе, есть трофеи из дальних мест — Крыма, Кавказа, Германии, Франции, Африки…

Для занятий фотоохотой нужно минимум 2-3 тысячи рублей. Верхний предел фотоохотники назвать затрудняются, где-то $10 000 и выше — на технику, маскировочный костюм и разные приспособления. Но, как говорят сами фотоохотники, скорее важна не техника, а хорошее знание природы, терпение и желание.

Эльви Усманова
Деловой Петербург N 139 (1481)
1 августа 2003 г.

25 Фев 2011 | Новости клуба | Новости наших коллег Поделиться: